Ишимский краеведческий музей




Главная > Знаменитые земляки > Знаменитые земляки. Александр Николаевич Плотников

Александр Николаевич Плотников. Некролог.

 

 

30 октября 2009 года на 78 году жизни в г. Москве скончался наш знаменитый земляк писатель-маринист Александр Николаевич Плотников. Коллектив Ишимского историко-краеведческого музея скорбит и выражает соболезнования родственникам писателя.

Родился Александр Николаевич в деревне Александровка Сорокинского района 13 сентября 1931 года. В Ишим семья переехала в первые послевоенные годы, здесь в 1950 г. он окончил городскую школу № 1 и поступил в морское училище. Александр Николаевич всегда с любовью вспоминал Ишим, интересовался жизнью нашего города, его чаяниями и радостями. Мы обменивались с Александром Николаевичем письмами, поздравлениями, публиковали его рассказы об Ишиме в местной печати. Письма писателя, адресованные музею (Самсоновой О.Н.), лучше всего расскажет о последних днях его жизни.

 

Москва, 18.09.09

 

<…> Что сказать о себе? Пять дней назад мне стукнуло 78. Ежели приплюсовать к этому ещё 14 (на подлодке каждый год исчислялся за два), то получается целых 92! Но я тяжкого груза прожитого, к счастью, не ощущаю, посему бодро хромаю, тружусь на даче и – главное – ещё пишу новую повесть. Вы знаете, что я лауреат Литературной премии Министерства обороны и премии Александра Фадеева. Нынче меня представили к премии Валентина Пикуля, решение о присвоении будет в октябре. Надеюсь, что на моём цивильном пиджаке появится третья лауреатская медаль.

Кстати, в 1966 году со мной вместе из Литинститута выпускался ещё и Николай Рубцов, с которым мы были приятели. Он тоже в молодости был военным моряком: старшиной второй статьи, а после демобилизации плавал матросом на рыболовецком судне. У меня в библиотеке первый его сборник «Звезда полей» с дружеским автографом.

Моя боевая подруга Шура почти совсем оправилась от тяжелого инсульта и теперь снова ей не сидится на месте с её холерическим характером. Она передаёт Вам свой привет и наилучшие пожелания! Я же благодарю весь коллектив музея за поздравление, и тоже желаю Вашим прекрасным женщинам всех благ!

Всегда Ваш Плотников, он же Алекс Ишимов.

Москва, 25.10.09

 

<…> Сегодня, 25 октября, возвернулся на зимнюю квартиру, тотчас прочёл Ваше письмо, которое касается и собственно моего жития…

Где то в 1933, либо 1934 году (документы матери не сохранились) в Большом Сорокино открылись первые курсы шоферов. На оные зачислили около десятка парней и одну-единственную женщину – мою маму. Было ей чуть больше двадцати, имелся муж и сын, сиречь кроха я.

Учитывая слабый пол, её назначили возить на «Эмке» крупного чина Наркомзема. Её одели в тогдашнюю униформу: кожаную куртку и кожаные брюки, кои на женщине, по тем временам, выглядели диковинно. Набожные старушенции открещивались от неё, как от нехристя.

Мама была красавицей, что не оставило равнодушным возимого ею. Не вынеся домогательств, она уволилась и стала водить упомянутый Вами ГАЗ-АА. Когда он появился на моей родине, в Александровке, то произвёл фурор, учитывая, что папа, колхозный счетовод, катался в то время на кошёвке, запряжённой резвой кобылкой.

В разгар войны на автомашины прицепили с обеих бортов Чудища – бункеры, топившиеся берёзовой чуркой. Помню как меня, тринадцатилетнего подростка, матушка попросила «прошуровать» бункер. Едва я открыл крышку, как смрад ударил мне в «дыхалку», я потерял сознание и грохнулся на спину. Хорошо, что кузова строили из хлипкого дощаника. Он спружинил, и я не получил сотрясения мозга.

В сорок шестом отец вернулся с войны, его назначили управляющим районного отделения сельхозбанка и мы переехали в Ишим. Как раз ему выделили того самого меренка Пегашу, а добровольным конюхом стал я, грешный. Сознаюсь, что иной раз халтурил, как теперь говорят, подрабатывал на казённой скотине – это и было моей случайной зарплатой.

Мама же устроилась водителем в Маслопром и проработала там до середины пятидесятых. Водительский стаж у неё был почти четверть века. Мамина профессия сыграла некую роль и в моей судьбе. Каждое лето, став уже доставать до педалей, я садился в кабину матери внештатным стажёром. Поначалу она подкладывала мне под мягкое место стопки мешков и руль я крутил через её руки. А позже она сажала меня на водительское место, а сама устраивалась рядом. Словом, в семнадцать с небольшим я получил профессиональные права (любительских в ту пору не было).

Правда, автомобиль «Москвич» я приобрёл после тридцати, но стаж мой исчисляется с тех давнишних мальчишеских лет.

Неловко хвалить, но в свои семьдесят восемь я выгляжу помоложе: поседеть как следует не успел, морщин настоящих не нажил, держусь пока «подрячком» (прихрамываю лишь на правую ногу – наследие полутора десятков, проведённых в прочном корпусе подлодки). Порой молодой автоинспектор, глянув в мои права, удивлённо спрашивает: «Ты что, отец, с пелёнок за рулём?». «Ещё раньше, сынок, - отвечаю, - в мамином чреве права получил».

Что касается автомобильного движения на ишимских улицах, то пробок не наблюдалось всё послевоенное время, да и разнообразия моделей тоже. Всё те же «газики» и «зисы», изредка прошвырнётся «студебекер» либо «доджик»… Людей на станцию возили автобусы, переделанные из грузовиков, двери открывал водитель «кочергой» - так прозвали кривые рукоятки. А к обочинам испуганно жались летом телеги, зимой сани, запряженные деревенскими конягами.

А для нас, пацанов, было удовольствием зацепиться длинным крючком за кузов грузовика и катить за ним на снегурках. Других коньков у большинства из нас тогда не было…

Ваш Алекс Ишимов

 

Афиша
20/04/2017

Ишимский историко-художественный музей объявляет «Месячник дарителя», приуроченный к Международному дню музеев. [Подробнее]

10/03/2017

10 марта в Ишимском историко-художественном музее откроется уникальная экспериментальная арома-выставка "Дым отечества", который является совместным проектом Омского государственного историко-краеведческого и Ишимского историко-художественного музеев. [Подробнее]

События