Ишимский краеведческий музей




Главная > Обряды чалдонов

Новогодние праздники и обряды чалдонов

 

В работах исследователей XIX века термин «ча/е/лдоны» не упоминается, а встречаются более общие понятия «крестьяне» или «крестьяне-старожилы». Ю.А. Гегемейстер различает в среде русских крестьян «старожилов» и «раскольников»: У русских в образе жизни отзывается различие их происхождения. Лучше всех живут старожилы, вышедшие в Сибирь за несколько столетий тому назад, и раскольники. Первые встречаются в наибольшем числе в северных округах Тобольской губернии, а затем и во всех других округах Сибири, но более смешанными с переселенцами позднейших времён. Последние разбросаны по всей Сибири, но преимущественно в Ялуторовском и Курганском округах Тобольской губернии.

 

В работах советского периода также трудно найти развернутой характеристики русских первопоселенцев Сибири - «ча/е/лдонов. Свидетельством того, что «ча/е/лдоны» существовали уже в середине XIX века служит наличие этого слова в словаре Боровникова, где под ним понимался каторжник или беглый с Нерчинских заводов. Связывали это слово и с монгольским «шолдон» - ругательным словом, обозначающим всеми презираемого негодного человека. У А.И. Даля «чалдон» также отмечается как монгольское заимствование, бытовавшее, например, в Иркутской губернии и обозначающее «бродяга, беглый, варнак».

 

Гораздо поэтичнее о себе рассказывают сами чалдоны. Все легенды, распространённые и бытующие до сих пор, закручены на реке Дон: «Оттуда, где реки Чал и Дон слились их предков стали ссылать в Сибирь и звать чалдонами», «Ехали в Сибирь, челн тащили по Дону - отсюда и челдоны», «Жили сибиряки, назывались чалдоны. Их давно сослали с Дона в Сибирь, на р. Чал», «Чел-дон означает: человек с Дона».

 

Магия начала нового календарного периода - нового года - сказывалась в стремлении хорошо, с достатком, прожить первый день. С этими же верованиями связаны обычаи «исцелять» некоторые болезни в это время, в новогоднее утро «умывались серебром», насыпав серебряных денег в рукомойку для того, чтобы «глаза не болели». Общеславянские «коляды», русские «овсень» и «виноградье» в селах, где жили чалдоны, не были известны (их пели переселенцы из России, Белоруссии).

 

Праздник Крещения («Хрещения») логически завершал цикл новогодних обрядов. Под Крещение уже и шуликины боялись бегать, потому что все дома были «закрещены», или «зачирканы» от них. Кресты на дверях, окнах (кое-где и на матице) рисовали горящей свечкой, принесенной из церкви. Оберегая скотину, «чиркали» в пригоне, таким образом, объявлялась как бы война всякой «нечисти», от которой старались избавиться христианским символом - крестом. В крещенский праздник существовал и массовый очистительный обряд. Селяне тщательно следили за тем, чтобы в Крещение «очистились» шуликины всех мастей, т.е. те, кто «озорничал» в Святки. После Иордани, изгнания всех «злых духов» устраивались бега. Свою молодецкую удаль показывали местные парни и молодые мужчины. «Бегава» делали на несколько километров. Поскольку подгонять коней было нельзя, перед состязанием их «чередили», т.е. похлёстывали, не давая бежать. Азартные селяне, делая ставки на бегунов, закладывали деньги, ставили ведро «бражки». Бывало и так. Выискивались два молодца. Один был одет в белую рубаху, другой во всём черном. Вспоминают, красивое это зрелище: несуться всадники, шлейфом летят за ними черный и белый шарфы. На выигранные призы затем устраивалась общая гулянка.

 

Таким образом, новогодние праздники обряды крестьян-чалдонов вырисовываются как цельный цикл. Сибирские шуликины (шулюканы, шуликаны) в конце XIX века, начале и середине ХХ века сохранили архаические элементы новогодних обрядов, своей дикостью отталкивающих от себя благочестивых старообрядцев и, не знавших их на родине, российских переселенцев. Святочное ряжение и машкорование, несомненно, было связано с пережитками древних народных верований.

 

Крестьяне-чалдоны на рубеже XIX и ХХ веков, конечно, не могли уже точно знать прежнего магического содержания многих обрядов. Но и говорить о том, что эти обычаи превратились лишь в забавы - не верно. Глубокие корни живучи. Святочные гуляния с новыми персонажами, которых даёт современная жизнь, ещё и в настоящее время можно наблюдать в наших сибирских сёлах.

 

 

По материалам работы Е.Ф. Фурсовой «Населённые пункты Сибири: опыт исторического развития» (ХYII - начало ХХ вв.).- Новосибирск, 1992

 

Подготовила Т.Ю. Носкова

 

Афиша
29/05/2017

Памятные даты Май-Июнь: [Подробнее]

16/05/2017

20 мая 2017 в музее будет проходить Всероссийская акция "Ночь в музее" в программе: [Подробнее]

События