Ишимский краеведческий музей




Главная > История Ишима > Немцы Поволжья в Сибири
Меню

Немцы Поволжья в Сибири

 

Немецкие поселения стали появляться в России ещё со времён княгини Ольги. С января 1874 г. на немецких колонистов стала распространяться воинская повинность.

Разразившаяся первая Мировая война обострила политику, направленную против российских немцев. В 1915 году вышел закон «О ликвидации», который спровоцировал травлю немецких колонистов. И только Февральская революция остановила роспуск немецких колоний.

 

 

Изменилось положение немцев при большевиках. В 20-е годы поволжские немцы получили национальную автономию. На берегу Волги находилось село Штефан - вторая Родина моих предков. Вспоминает Георг Гутшмидт, 1928 г. рождения: Отец мой был зажиточный крестьянин. В 1929 г. его раскулачили, отобрали всё, что он заработал своим трудом (дом, скот, инструменты). В колхозе работать запретили. Он вынужден был жить и работать в городе Саратове, чтобы прокормить свою семью: жену и 5-х детей. В 1932 г. отца сослали, там он и умер.

 

Наступил голодный 1933 год. Двое детей, Фридрих и Мария, умерли. Люди ловили и ели сусликов. В том году их было много. Я и мой старший брат Хайнрих тоже пошли в поле, которое находилось в 3-х км от деревни, чтобы наловить сусликов. На поле нас застал дождь. Мокрыми и обессиленными мы залезли в стог соломы и в нём остались ночевать. Утром: грязные, застывшие и без сусликов, мы пошли домой. Дорогу развезло. Мы были очень слабые, и у нас не было сил идти дальше. Проезжал один мужчина на телеге и подобрал нас. Он выгрузил нас за деревней, в доме без крыши. Везти нас в деревню он побоялся, т.к. мы были дети врага народа. Хорошо, что он сказал нашей матери, где мы находимся. Мать отправила за нами сродных сестру и брата. Когда они принесли нас домой, нас было не узнать, мы были как комки грязи. Я был очень слаб, и мать думала, что я не доживу до утра, но на следующее утро я встал, а мой брат ещё долго болел. Политические процессы, которые проходили в СССР, напрямую касались немецкого населения.

 

В августе 1941 г. вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья. И переселение началось. Вспоминает Георг Гутшмидт: Я, моя мама, брат Хайнрих и сестра Амалия должны были за 24 часа покинуть село Штефан. Наше село находилось в 5 км от Волги. По Волге нас переправили в г. Камышин. Там нас распределили по скотским вагонам и отправили в Сибирь. 25 сентября мы прибыли в город Ишим. В тот день снег выпал по колено, а мы были в летней одежде. Из Ишима на подводах нас развезли по разным деревням. Мы попали в Новолокти. Всё, что сумели запасти в дорогу, съели за время долгого пути. На сжатых полях я собирал колоски. Перекапывал огороды, чтобы найти оставшуюся в земле картошку. Одежду, которую мы выменяли на картошку у местного населения. Этого было очень мало и я часто ходил просить милостыню. Некоторые люди делились последним куском хлеба, а другие гнали палками прочь и натравливали собак. Когда приехали в село Новолокти, нас поселили на пимокатне (8 семей сразу). Вспоминает Екатерина Шрейдар, 1927 г. рождения: На сборы нам дали только 24 часа. Разрешили взять только самое необходимое. Подошли грузовые машины, и мы стали загружаться. Довезли нас до станции, а позже посадили в вагоны. Иногда, когда были остановки, нам разрешалось выходить, но только под конвоем. Местные жители встречали нас настороженно, воспринимали как фашистов, гнали палками прочь и натравливали собак. Но некоторые люди делились последним куском хлеба. Вспоминает Эрна Миллер, 1931 г. рождения: Везли нас в «телятниках», на полу была лишь солома. Продуктов нам не выдавали, хотя ходили слухи о том, что нам положено было питание. Желание жить, сознание того, что на руках малые дети, надежда на возвращение - всё это помогло выжить.

 

 

Многие немцы не спешили обустраиваться на новых местах, они считали, что после войны смогут вернуться на прежнее место жительства. В 1942 году - новое испытание. Все мужчины в возрасте от 17 до 50 лет были охвачены трудовой армией, а позднее последовала и мобилизация женщин от 16 до 45 лет в трудовую армию. И только в 1946 году трудармия ликвидируется, но депортированные немцы остаются на спецпоселении до 1955 года. Немцы получали справки, которые ограничивали выезд с места поселения. Республика немцев Поволжья так и не появилась на карте.

 

Мария Бальцер,

с. Новолокти Рассказ построен на воспоминаниях родственников и односельча.

газета "Провинциалъ" № 4(59) апрель 2011 года.

 

Афиша
14/08/2017

Памятные даты [Подробнее]

29/05/2017

Памятные даты Май-Июнь: [Подробнее]

События