Ишимский краеведческий музей




Главная > История Ишима > Ишим на пути чайной империи
Меню

Ишим на пути чайной империи

 

В детстве я с радостью оставалась погостить у бабушки в деревне и, не скрою, одной из причин было предвкушение удовольствия от чаепития. Бабушка заваривала ароматный чай, разливала его по чашкам и мы, растягивая удовольствие, пили его из блюдечка с кусочками сахара вприкуску. Аромат чаю придавали бабулины изобретения - высушенные лесные травы и ягоды. Таким образом, мы в момент чаепития чувствовали себя продолжателями вековых сибирских традиций.

 

Ишимские семьи ещё в XIX веке любили проводить вечера за самоваром, в праздничные дни выезжали отдыхать в Мещанскую рощу с тем же неизменным самоваром. Ещё опальный Радищев, проехав по Сибири, писал: «Когда приедешь в гости к сибиряку, то без 6 - 8 чашек чаю не выедешь».

 

В «Сибирском листке» от 6 января 1894 года говорилось о том, что главное содержание пищи сибиряка - чай, мясо, молоко, творог, сметана, хлеб, картофель - это круглый год готовится изо дня в день. Как питаются сибирские семьи? Утром завтракают молоком, сыром, сметаной с хлебом, запивая всё это кирпичным чаем без сахару. Чай - в неограниченном количестве. Сахар подаётся только гостям или в праздники. Такой праздник совершается два раза в день - рано утром и часов в десять. И обед, и ужин запиваются чаем. Чай вошёл в такое употребление, что самый бедный не обходится без этого напитка.

 

Сибиряки полюбили чай не случайно - этот продукт доставался им по меньшей чем в столицах цене во время караванной торговли. Через многие сибирские города, в том числе и Ишим, проходил Великий чайный путь. Ежегодно через Ишим караваны провозили до 200 тысяч пудов китайского чая. В сведениях о торговых оборотах на Ишимской зимней Никольской ярмарке только в 1893 г. чая всех сортов привезли на 200 тыс. руб., продали на 130 тыс. руб.

 

 

Начинался чайный путь в городе Ухань и разделялся на несколько сухопутных и водных маршрутов, которые проходили через 150 городов трёх стран. От Иркутска он шёл через Красноярск, Томск, Омск, Ишим, Ялуторовск до Тюмени и далее до Москвы. Великий чайный путь пересекал территорию нынешней Монголии и через Россию доходил до Европы. По товарообороту он лишь немногим уступал Великому шёлковому пути. Российскую границу

 

Великий чайный путь пересекал только один раз в слободе Кяхта. В Кяхте существовали две необычные профессии, не встречающиеся в других местах: савошники и ширельщики. Китайский чай в пути от плантаций до Москвы проводил около года и в дороге его поджидал главный враг - влага. Поэтому перед путешествием по России чай «ширили» - зашивали в воловьи шкуры шерстью внутрь. За день до ширки ширельщикам доставлялись вымоченные шкуры. Одной шкуры хватало на две упаковки. Артельщик брал место чая, заворачивал в шкуру и зашивал ремнями с помощью особой железной иглы.

 

Дело своё артельщики знали, но главным их недостатком была жуликоватость; стянуть кирпич чая считалось не воровством, а проворством. Место чая (цыбик) - тюк, упакованный в специально выделанную кожу. Весило место чая 107 фунтов или около 44 кг. Савошники в здании гостиного двора помогали монголам развьючивать верблюдов и взвешивать каждое место. Затем на собственных лошадях отвозили чай в ширельни.

 

После ширки савошники принимали заширенный чай, взвешивали и снова перевозили в гостиный двор. Средний заработок савошника составлял от 15 до 25 рублей в месяц (лошадь можно было купить за 3 рубля). Специфика кяхтинской торговли заключалась в её меновом, бартерном характере. Мена шла по правилам 1800 г., коими запрещался вывоз в Китай российских денег, золота и серебра в слитках и в иностранной монете, оружия и пороха. В середине XIXв. большое место стало отводиться в вывозе в Китай сибирских кож, прежде всего юфти.

 

 

Сибирская юфть по качеству уступала европейской, но её производилось достаточно много, а доставка обходилась дешевле. Употреблялась же юфть для упаковки чайных мест. Запрещался ввоз из Китая в Россию скота, соли, кож, водки. До 1800 г. всеобщим эквивалентом в этом обмене являлись шёлковые и бумажные («китайка», «даба») ткани; а после таким всеобщим эквивалентом стал чай.

 

Чай постепенно завоёвывая российский и сибирский рынки, стал главным предметом китайской торговли. Его ввоз в 1800 - 1840 гг. вырос в 5,2 раза, а доля в импорте уже в 1825 г. составила 90%. Две трети поступавшего из Китая чая приходилось на байховый, а треть на кирпичный. Были и другие сорта чая: цветочный, зелёный. Без чая к середине XIX в. практически в любой российской семье за стол не садились. Байховый дорогих сортов продавался преимущественно в Центральной России и в крупных городах Сибири.

 

Здесь же расходилось до 3000 ящиков похищенного приказчиками и подрядчиками чая, да столько же во время караванной торговли. В Сибири распространялся в основном кирпичный чай, который в Кяхте стоил 8 - 9 рублей, что было в 3 раза дешевле обычного торгового. Кирпичный, представлявший из себя прессованную чайную крошку, сбывался в Сибири в среднем до 100 тысяч пудов в год. Н.М. Ядринцев замечал, что чай вошёл в общее употребление среди всех сословий и употребляется в большом размере, как вино.

 

Сибирский чай сопровождается всегда «прикусками», т.е. пирогами и прочим. О влиянии чайной торговли на благосостояние сибиряков писал историк А.А. Губаревич-Радобыльский: «Если Россия могла заселить Сибирь так быстро, если благосостояние Сибири стало привлекать выходцев изнутри России, то извоз чая, оставлявший в руках населения до 2 миллионов рублей только от Кяхты до Тюмени, содействовал во многом этому благосостоянию...». Чай пили, и он приносил огромные доходы.

 

Тюменский купец И.П. Колокольников считал чайную торговлю важнейшей статьёй своих доходов. Притрактовое население по всему Великому чайному пути всегда имело дополнительный приработок за счёт обслуживания купеческих обозов. Особенно в периоды, когда им приходилось пережидать распутицы. Естественно, что часть товаров «оседлала» в этих населённых пунктах, а обозные приказчики вели закупки сена, фуража, платили за постой и хранение товаров.

 

Кроме того, существовали сборы за провозы через мосты, плата на переправах и пр. доходы в пользу города. На Ишимской зимней Никольской ярмарке, которая была немалым конкурентом для знаменитой Ирбитской ярмарки, китайский чай продавали большими партиями в числе прочих азиатских товаров. В 1877 г. Екатеринбургский купец II гильдии А.И. Черёмухин привёз с Нижегородской ярмарки 3 тыс. пудов бакалейного товара, чая, сахара и хранил этот товар в собственных ишимских складах, оттуда вывозил на Ишимскую и другие сибирские ярмарочные сети.

 

В 1895 г. чай можно было встретить в лавках многих ишимских купцов: Владимира Павловича Баева, Розалии Никодимовны Дудзинской, Павла Фёдоровича Желтышева, Александра Порфирьевича Кутырёва, Пелагеи Игнатьевны Карнауховой, Ивана Владимировича Плонского, Алексея Леонтьевича Тегунова, товарищества Перминова и Родионова. Сыновья А.П. Кутырёва вели оптовую торговлю и отпускали чай, наряду с жировыми товарами и бакалеей, крупными партиями.

 

В наше время отдельные участки некогда Великого чайного пути превратились в железнодорожные и автомобильные магистрали, другие заброшены и заросли бурьяном. Однако современные чаеманы и сейчас отличат настоящий китайский байховый чай высокого качества от посредственной подделки.

 

О.Н. Самсонова.

Газета "Провинциалъ" № 8 (63) сентябрь 2011 года.

 

Афиша
14/08/2017

Памятные даты [Подробнее]

29/05/2017

Памятные даты Май-Июнь: [Подробнее]

События